Armscor RIA 22.jpg












Сунар Ирбис.jpg































































































































 
























































      
        
       


 









 











                     

Братья, деньги, два ствола: выгодно ли производить винтовки в России
 
04.05.2016

Братья, деньги, два ствола: выгодно ли производить винтовки в России

       

     Предлагаем вниманию постоянных посетителей сайта оружейного магазина "Барс"  Центр "Российское оружие" статью из майского номера журнала РБК. С оригинальным информационным  материалом можно познакомиться переходом по ссылке


     Братья, деньги, два ствола: выгодно ли производить винтовки в России



   Корпорация Lobaev братьев Владислава и Николая Лобаевых разрабатывает и выпускает сверхточные дальнобойные винтовки мирового уровня. Можно ли на этом сделать бизнес?

Лобаевы-1.jpg

     Спортсмен подходит к специальному столу, закрепляет в упорах винтовку с оптическим прицелом большой кратности, устраивается в кресле, наблюдает за флюгерами и лентами, колышущимися на ветру. Затем неспешно прицеливается и делает несколько выстрелов по мишени. Главная задача — собрать все пробоины в минимально возможную группу или «кучу», а лучше всего «положить пулю в пулю». Это бенчрест, спорт высоких стрелковых достижений, бывший когда-то уделом американских мастеров-оружейников, проверявших таким образом кучность боя своих винтовок

  «У меня больше 12 лучших в мире снайперских винтовок, и еще из очень многих я стрелял, и четыре из них — винтовки Лобаева», — рассказал РБК Андрей Рябинский, глава совета директоров группы компаний МИЦ, серьезно увлекающийся снайперской стрельбой. Владислав Лобаев — его инструктор, в конце 2015 года они вместе поставили один из мировых рекордов. Из сверхдальнобойной винтовки Лобаева СВЛК-14С «Сумрак» Рябинский пять раз подряд поразил мишень 50×50 см с расстояния 2165 м (сам Лобаев был корректировщиком). «Могу ответственно заявить, что винтовкам Лобаева в калибре .408 Cheyenne Tactical сейчас нет равных в мире, по калибру .338 они если и не превосходят, то конкурируют с лучшими мировыми образцами», — говорит Рябинский 

Лобаевы-2.jpg


       Выпускник философского факультета МГУ Владислав Лобаев занялся бенчрестом в 2000 году, увлекшись этим спортом во время командировки в США в середине 90-х, будучи сотрудником частного сыскного бюро «Алекс». «Серьезное увлечение стрелковым спортом привело к пониманию очевидного — с имеющимся оружием на серьезных международных турнирах побеждать трудно», — рассказал Лобаев РБК. Действительно, точные винтовки были доступны избранным, что на практике означало одно: если твоя винтовка не подготовлена известным американским оружейником, ты автоматически выбываешь из списка претендентов на призовое место, объясняет он 

 
      Лобаев решил заняться разработкой собственных винтовок, для чего отправился на стажировку в США, где учился у известных оружейников Томаса Спиди Гонзалеса и Клэя Спенсера. Вернувшись в Россию, в 2003 году основал ООО «Царь-Пушка», которое занялось разработкой и производством высокоточных винтовок


     «Это был настоящий стартап: чтобы начать бизнес, пришлось продать личную четырехкомнатную квартиру на Арбате. Решение, конечно, было трудным, особенно для моих родных и близких», — смеется Лобаев. На первом этапе, по его словам, с деньгами для бизнеса помогли друзья и коллеги по бенчресту, среди которых Лобаев называет основателя компании «Торговый дом «Топливное обеспечение аэропортов» Евгения Островского (скончался в 2015 году). «Он не раз оплачивал поездки нашей сборной на зарубежные соревнования, да и мое обучение у Спиди Гонзалеса было оплачено его деньгами», — говорит Лобаев 

     В 2005 году «Царь-Пушка» стала первой частной компанией в современной российской истории, получившей лицензию на производство оружия, — Orsis и «Скат» начали работать позже. «Мы были первыми, кто встал на этот путь с нуля. К тому времени нас уже знали, некоторая полезная известность уже работала на компанию», — поясняет Лобаев. Первые винтовки он сделал еще в США, для российской сборной, которая с ними выступила на чемпионате 2005 года, после получения лицензии компания начала работу в России. Сначала арендовали помещения на Подольском электромеханическом заводе, а в 2007 году запустили небольшое производство в Тарусе Калужской области


    В интервью журналу Forbes в 2010 году Лобаев говорил, что годом раньше «Царь-Пушка» продала 80 винтовок, заработав около 20 млн руб. выручки, и в 2010 году планировала выпустить до 200 винтовок. Но в том же году Минпромторг отказался продлить «Царь-Пушке» лицензию, выданную в 2005-м сроком на пять лет. Компания больше не могла производить оружие и даже продавать готовую продукцию



      Туда и обратно

     «Слухи о «банке с пауками» в отечественной оружейной отрасли на уровне производственников точно лишены почвы. Учредители — дело другое, но у них и вопросы друг к другу иного свойства», — говорит сейчас Лобаев. Но в 2010 году в СМИ и на профильных форумах в интернете тогда было много разговоров о том, что проблемы «Царь-Пушке» организовали конкуренты: к их числу относили практически всех производителей снайперских винтовок в России 

   Лобаев никого называть не хочет, отмечая лишь, что считает произошедшее в 2010 году проявлением «недобросовестной конкуренции». «Мы тогда решили — чем воевать и складывать тут голову, лучше снизить градус напряженности», — говорит он. В 2010 году почти весь тогдашний коллектив компании, 15 человек, переехал в Объединенные Арабские Эмираты. Там по контракту с арабским холдингом Tawazun запустили новое предприятие — Tawazun Advanced Defense Systems (TADS), где продолжили заниматься разработкой и производством стрелковых систем 

     В ОАЭ россияне разработали и подготовили к выпуску около 20 моделей винтовок, две из них в итоге были запущены в производство компанией Caracal, поглотившей TADS в 2013 году. «После запуска всего цикла мы никак не влияем на производство в ОАЭ», — говорит Лобаев. В том же 2013 году закончился контракт c TADS, и сотрудники «Царь-Пушки» решили вернуться в Россию. «Были разные возможности, но после работы в Эмиратах, если честно, ни у кого не было желания еще куда-то ехать», — отвечает Лобаев. Тем более что новую лицензию Минпромторг выдал очень быстро, уже в декабре 2013 года, и на этот раз — бессрочную, добавляет он 

    После возвращения в Россию Владислав Лобаев вместе с братом Николаем решили основать корпорацию Lobaev (сейчас она все еще в процессе создания). В нее войдут Конструкторское бюро интегрированных систем (КБИС), объединившее коллектив «Царь-Пушки», а также Lobaev Arms (производство дальнобойных снайперских винтовок) и Lobaev Hammer Barrels (стволы и ствольные заготовки). «У нас каждый вынужден делать все сам — стволы, ложа, патроны, — объясняет Лобаев, — до совместных действий в оружейной российской макротеме все равно когда-нибудь дело дойдет, а пока на своем микроуровне мы решили выделить наши направления в отдельные предприятия и отдельные юридические лица» 

Лобаевы-3.jpg

       За 2014 год корпорация разработала и внедрила в производство семь новых моделей винтовок. «Никто еще так не делал во всем мире, отечественным производствам это тоже не под силу», — гордится Лобаев скоростью работы. По его словам, сейчас корпорация отходит от практики производства «штучных» винтовок и будет выводить все новые модели на рынок серийно. «Впервые в своей истории мы будем работать на затоваривание склада. Будем вносить разнообразие и в покрытия винтовок, чтобы покупатель мог выбрать «такую же, но с перламутровыми пуговицами», — улыбается Владислав 

       По его словам, в 2016 году корпорация Lobaev рассчитывает получить 150–200 млн руб. выручки. В прошлом году выручка составила «несколько десятков миллионов рублей», говорит Владислав: в последние два года много сил и средств тратилось на разработку новых моделей, и теперь продажи будут расти. К традиционной продукции компании в 2015 году добавился тактический робот Minirex RS1A3, выпущенный новым подразделением корпорации — Lobaev Robotics. Вес робота на гусеничном ходу — 23 кг, на вооружение он получит калибры 7,62×39,9×39 мм и снайперские 338LW и 40LW. Это только первый из линейки боевых роботов корпорации, говорит Лобаев: компания анонсировала разработку штурмовых роботов, роботов-снайперов и контрснайперов 

     «Мы работаем над сетевой интеграцией роботов в единые подразделения на поле боя, набираем сейчас штат людей, которые будут писать программное обеспечение, а пока работаем по аутсорсу», — рассказывает Лобаев. У Lobaev Robotics уже есть первый сторонний инвестор, имя которого не раскрывается, в других подразделениях у братьев Лобаевых партнеров пока нет 

       Барьеры и возможности

     Емкость российского рынка высокоточных винтовок Лобаев оценивает от 2–3 тыс. до 8–10 тыс. штук в год. По его словам, рынок растет медленно, хотя новые люди приходят. «Один из главных сдерживающих факторов — законодательные ограничения на владение нарезным оружием. Было бы разумно снизить барьер с пяти лет до двух, например, а для военнослужащих и отслуживших в армии вообще его отменить», — считает Лобаев 

       Санкции против России по сути убрали с оружейного рынка страны иностранных конкурентов, но Лобаев не спешит радоваться: по его словам, отсутствие долгосрочных дешевых кредитов не позволяет российским оружейным компаниям воспользоваться уникальной ситуацией и захватить освободившийся рынок. «Хорошая, качественная, массовая недорогая винтовка — такая нам по силам, но на практике потребует инвестиций в размере от $30 млн. Мы этого пока не делаем, потому что на это нет денег», — говорит Лобаев 

     Те же санкции против России не позволяют сейчас корпорации продавать винтовки в страны, которые присоединились к этим санкциям. «Значит, надо размещать производства на их территории. Для нас это некая бизнес-экспансия, предложения именно в таком ключе у нас есть», — рассуждает Лобаев, говоря, что несколько предложений по развертыванию производства в других странах у него уже есть 

     В России спрос на высокоточные винтовки небольшой и вряд ли будет резко расти, поэтому Lobaev нуждается в глобальном рынке, говорит Андрей Рябинский. При этом, по его мнению, «лобаевские» винтовки нужны армии и специальным подразделениям, которые если и закупают их сейчас, то в очень небольших количествах (Лобаев рассказал РБК, что сейчас до 80% продаж приходится на гражданское оружие). «Все снайперские винтовки, которые есть в нашей армии, — это все вчерашний день, а винтовки Lobaev — абсолютно передовая история», — утверждает Рябинский 

     Что до предложений о сотрудничестве со стороны российских оружейных гигантов, то, как говорит основатель корпорации Lobaev, «такие предложения были, но я бы оценил их как неоформленные и неконкретные, дальше предварительных разговоров мы так и не продвинулись, до альянсов так и не дошло». В России каждый вынужден делать все сам, добавляет он, хотя в конечном счете координация действий в оружейной отрасли необходима. «Задача, безусловно, трудная, особенно на нынешнем фоне, когда каждый что-то там свое обособленное строит, а вместо кооперации старается соседа задушить или затоптать», — говорит Лобаев 

    По его мнению, армия не может быть локомотивом оружейного прогресса: «Конкретно наша армия сейчас готовится к Афганской или Чеченской войнам». Следующий «более или менее» глобальный конфликт неизбежно ускорит роботизацию вооружения и повысит автоматизацию оружия, минимально задействуя человека в «математике» стрельбы, считает Лобаев. Lobaev Robotics набирает новых сотрудников прямо сейчас 


Возврат к списку